Сент-Эмильон

Правый берег реки Дорлонь в Бордо весь во власти винограда Мерло, и самые великие вина с правого берега — это Сент-Эмильон (St-Emilion) и Помроль (Pomerol). Действительно, находящая­ся на вершине цитадель St-Emilion, запрятавшаяся в расселине скал выше виноградников и взирающая сверху на долину, - наи­более древняя винная область в Бордо. Более 1800 лет тому назад католики высадили лозы на крутых склонах, обращенных к югу, чуть подальше от города, а упоминание некоторых ведущих вла­дений, Ch. La Gaffeliere и Ch. Ausone (названо по имени римско­го поэта Авсония, которому виноградники когда-то принадлежа­ли), можно найти в записях еще II века н.э.

Самые прекрасные виноградники Сент-Эмильона с боль­шинством известных названий и всех Premiers Grands Crus Classes, кроме двух, расположены на крутых участках вокруг города, на cotes, или склонах. Но есть также анклав на запад от города, в направлении к Либурну (Liboume), который называют «graves» (могилы), где расположены 2 из самых больших поме­стий Сент-Эмильона - Ch. Cheval Blanc и Ch. Figeac. Название «могилы» относится к горному хребту из гравия, который боль­ше подходит для сорта Каберне Совиньон, чем другие части Сент-Эмильона, на плато, известное только тем, что содержит тяжелые глинистые почвы.

Глинистые почвы становятся преобладающими в регионе Помроль, который начинается прямо рядом с Cheval Blanc и продолжается на запад к предместьям Либурна. Это значит, что здесь доминирующий сорт винограда - Мерло. Здесь нет ника­ких причудливых зданий, никаких признаков богатства и сла­вы, только почти монотонная череда виноградников. И все же одно из наиболее дорогих красных вин в мире - Ch. Petrus - де­лается в крошечном, неприметном здании в сердце Помроля. Здесь, на самой высокой части плато Pomerol, почвы - на 90% глина, смешанная с гравием, а спрессованная синяя глина сни­жает энергию виноградной лозы, регулирует подачу воды и га­рантирует, что Мерло используются почти на 100%. Получаю­щееся вино богато плодом, обладает экзотическими ароматами и устойчивой, в то же время тонкой структурой; его повторяют в многочисленных других скромно выглядящих (главным обра­зом находящихся в семейной собственности) владениях, сгру­дившихся в этой крошечной области. Но ни одно из этих вин не сравнится с таким великим, как Petrus, даже микроскопическое владение le Pin, чьи вина время от времени оказывались лучше Petrus по цене. Однако многие вина Помроля дают лишь намек на ту мощь и сочность, которая делает Petrus таким ослепитель­но великолепным. И Помроль, и Сент-Эмильон имеют апелласьоны-спутники, которые пользуются написанными через дефис названиями вер­сий более известных обозначений. Хотя они никогда не бывают столь же хороши, как высшие вина, Lalande-de-Pomerol, в частно­сти, производит много превосходных пышных, мягких красных вин. К северу от Сент-Эмильона группа маленьких названий: Lussac (Люссак), Puisseguin (Пюиссеген), St-Georges (Сен-Жорж) и Montagne (Монтань) - все производят крепкие, но привлека­тельно фруктовые красные вина. Трудно измерить точно, как вос­хитительны могли бы быть эти виноградники, потому что эти апелласьоны все во власти кооперативов, которые, хотя и хороши, не стремятся добиться предельной индивидуальности.

АПЕЛЛАСЬОНЫ:

Lalande-de-Pomerol, St-Emilion, St-Emilion Grand Cru, St-Emilion Grand Cru Classe, St-Emilion Premier Grand Cru Classe, St-Emilion Satellites.

ШАТО:

Angelus, I'Arrosee, Ausone, Balestard-la-Tonnelle, Beau-Sejour Becot, Belair, le Bon Pasteur, Canon, Cheval Blanc, la Conseillante, I'Evangile, Figeac, Gazin, Lafleur, Latour-a-Pomerol, Magdelaine, Pavie, Petit-Village, Petrus, le Pin, Trotanoy, Vieux-Chateau-Certan.